Мурзін В. Ю.

Проблема визначення поховань скіфських номархів

Аналізуючи особливості соціальної структури скіфського суспільства автор приходить до висновку, що на даному етапі наукового знання визначити поховання скіфських номархів серед великого масиву курганів скіфської аристократії неможливо.

К л ю ч о в і  с л о в а: кургани, надмогильні споруди, тричленний поділ скіфської орди, удільно-лествична система, ранньофеодальні утворення, номи, номархи.

 В.Ю. Мурзин

Проблема определения погребений скифских номархов

В нашем представлении, скифское общество было близко к раннефеодальному, которое отличалось многоукладностью. Впрочем, сочетание рабовладельческого и феодального укладов в различных ситуациях было неодинаковым. С нашей точки зрения, скифское общество было таким, где феодальный уклад явно превалировал.
Также как и другие подобные общественные организации, оно, к тому же, усложнялось пережитками родоплеменного строя (например, основанная на вымышленном кровном родстве всех скифов родоплеменная структура скифской орды) и элементами рабовладения.
Поскольку роль верховного царя в распределении властных полномочий была далеко не последней, в скифском раннефеодальном государстве не могла не возникнуть вассально-ленная система, основанная на повиновении и покровительстве — иными словами «патронате», которая и определяет размер вознаграждений сюзерена своим вассалам.
Поскольку скифское государство было по своей сути экспансионистским, его главной функцией была внешняя эксплуатация подчиненных племен и народов в виде прямого грабежа, получения выгоды от контроля над торговыми путями и, прежде всего, наложения дани на покоренное земледельческое население Лесостепи.
Доля номархов в этой добыче определялась не только степенью их воинской доблести, но и численностью нома, а также положением последнего в социальной структуре скифской орды.
Поэтому и степень влияния и богатства номарха малочисленного нома, входившего в состав наименее привилегированного «царства» (крыла») могли очень заметно отличаться от влияния и богатства номарха в составе «главного царства» («центра») скифской орды, возглавляемого непосредственно верховным царем Скифии и объединяющим племена царских скифов, считавших всех прочих скифов своими рабами (Herod. IV, 20). Это не могло не сказываться на различиях в степени роскоши их погребального инвентаря.
Различными были и масштабы их погребальных сооружений, поскольку трудовые затраты на их возведение определялись, прежде всего, числом лиц, подвластных тому или иному номарху.
Едва ли мы можем сейчас точно уловит все эти нюансы, поэтому говорить о каких-то определенных критериях выделения погребений скифских номархов среди значительного массива курганов скифской аристократии, по нашему мнению, будет самонадеянно.

 V.Yu. Murzin

Problem of Attribution of Scythian Nomarchs’ Burials

The author considers the Scythian society to be close to the early feudal one known by its multistructural nature. However, the combination of slave and feudal structure in different situations varied. From the author’s point of view, the feudal way of life clearly prevailed in the Scythian society.
Moreover, as well as other similar social organizations, the Scythian society was complicated by remnants of the tribal system (for example, the tribal structure of the Scythian horde based on the invented kinship of all the Scythians) and the elements of slave ownership.
As far as the role of the supreme king in the distribution of powers was far from the latest, the vassal and fiefdom system based on the obedience and the protection, in other words «patronage», which determines the amount of remuneration of the suzerain to his vassals, couldn’t fail to appear in the Scythian early feudal state.
Since the Scythian state was expansionistic in its essence, its main function was to exploit subordinated tribes and peoples by way of direct military plunder, by gaining benefits from the control over trading routes, and above all, by imposing the tribute on the conquered agricultural population in the Forest-steppe zone.
The share of nomarchs in this plunder was determined not only by their military valour, but also by the number of nome, as well as by the position of the latter in the social structure of the Scythian horde.
Therefore, the degree of influence and wealth of the nomarch of a scanty nome that was a part of the least privileged «kingdom» («wing») could differ very much from the influence and the wealth of the nomarch in the Scythian horde’s «master kingdom» («centre») led directly by the supreme king of Scythia and uniting the Scythian king tribes, who considered all other Scythians as their slaves (Her., IV, 20). This couldn’t but affected the differences in the degree of luxury of their burial items.
The standards of their burial structures were different, as far as labour costs in their construction were determined primarily by the number of persons subordinated to a particular nomarch.
We can hardly catch all the shades now; therefore, in the author’s opinion, it would be too presumptuous to talk about some specific criteria for the allocation of the Scythian nomarch’s burials among a significant array of barrows of the Scythian aristocracy.

Advertisements